Марк Захаров: «Когда Горин писал сценарий «Мюнхгаузена», он рассказывал про нас, современных»

Григорий ГоринСегодня — 10 лет, как с нами нет прославленного драматурга (статья написана в 2010 году).
Внезапная смерть Григория Горина 10 лет назад потрясла всех. В марте 2000-го он отметил 60-летие, постоянно работал, строил планы. За несколько дней до смерти закончил работу над пьесой «Шут Балакирев» для «Ленкома». Но вдруг не выдержало сердце. Накануне печальной даты своими воспоминаниями о Григории Горине поделился его друг и соавтор художественный руководитель «Ленкома» Марк Захаров.

— Горин был совершенно уникален для нашей страны, в нем сочетались таланты писателя, сатирика и драматурга, — признается Марк Анатольевич. — Вы найдете немного примеров в мировой истории, когда один и тот же человек мог написать и рассказ, и пьесу. И главное — чтобы и то и другое получилось одинаково хорошо.

— Ваше сотрудничество с Григорием Израилевичем началось с уже ставшего легендарным спектакля «Тиль» в «Ленкоме». Почему Горина заинтересовала история швейцарского стрелка, а не какая-нибудь актуальная история из жизни современной ему страны?

— У каждого драматурга есть темы, которые ему даются лучше всего. У Гриши это были истории давно минувших дней. Думаю, у него была вполне сознательная тяга к нездешней жизни. И его можно понять — Горин ведь вырос в Кузьминках, много лет прожил в коммунальной квартире. И актуальные современные истории коммунальных склок каждый день происходили у него на глазах. Ему неинтересно было описывать их ни в начале своего творческого пути, ни потом. Но у Горина был безусловный дар — он брал старую историю и наполнял ее современным подтекстом. И всем было сразу понятно: и «Тиль», и «Убить дракона», и «Тот самый Мюнхгаузен» — это не про героев в исторических костюмах, а про нас.

— У него был еще один удивительный талант — к его иносказаниям почти не придиралась цензура. Только, пожалуй, в случае с фильмом Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово», к которому Горин писал сценарий, возникли серьезные трения с чиновниками. Как он пережил тот момент?

— Знаете, Гриша был очень самоироничным, и это всегда ему помогало. Поэтому его не надломили бесконечные правки и купюры в сценарии этого фильма. Он понимал, что драматург должен работать в любых условиях. И все трудности с «Гусаром» он старался обратить в шутку.

— В повседневной жизни ему это умение тоже помогало?

— Да, но неправильно думать, что Горин все время шутил и балагурил. Большую часть времени он был серьезным человеком. И я его за эту серьезность очень ценил. Еще за прямоту. Мне Гриши сейчас очень не хватает. Он ведь был последним, кто мог подойти ко мне после спектакля или репетиции и сказать: «Марк, ты что, дурак? Как тебя угораздило сделать такую гадость и пошлость?» А сейчас так может сделать только моя жена. Да и то она меня старается щадить…

В ТЕМУ

Три самых известных афоризма Григория Горина

Любовь — это теорема, которую нужно каждый день доказывать.

О заведении в городе шла дурная слава, и поэтому там не было отбоя от посетителей.

Русские долго запрягают, но потом никуда не едут. Просто запрягают и распрягают, запрягают и распрягают. Это и есть наш особый путь.

© А.Нечаев
http://www.kp.ru/daily/24506/658107/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *