Выспаться на бегемоте, или Фантастическая ночь в музее

d9fc283a2bca528350cac6a3888ad3ab[1]Когда умирает гений, многие начинают вспоминать и перечислять, что он сделал, создал, какие следы он оставил в нашей памяти. Это сделают тысячи блоггеров, сотни колумнистов и десятки кинокритиков. Да, я об Эльдаре Рязанове.

Но вспомнить я хочу не его фильмы, а его следы в нашей жизни, ведь сами по себе кинокартины — это технология, объединяющая в себе сценарий, режиссуру, игру актеров, работы съемочных групп. А что отличает добротный фильм от гениального? Нетрудно догадаться, что неуловимый, неописуемый и неизмеряемый талант Мастера — именно это вдыхает жизнь и тончайшие нюансы смысла в кинокартину.

Разглядеть в молоденькой Гурченко будущую звезду — это полдела. А вы попробуйте заставить необузданную и своенравную красавицу хоть что-то сделать так, как задумано вами. Именно в этом проявляется гений — в заразительной харизме, подчиняющей себе личные идеи и изменяющий предпочтения. А результат — чудесный фильм, создающий уникальное праздничное настроение. Замечу, что таких кинолент в отечественной истории — хватит пальцев одной руки, чтобы сосчитать. И… о, чудо! Другим таким шедевром стала знаменитая рязановская «Ирония судьбы, или С легким паром!»

Абстрагируясь от фильмографии, можно найти одну общую черту для фильмов усопшего гения — фантастичную реальность. Сами вспомните — а случалось ли вам оказаться запертым в музее «НИИ Охраны животных от окружающей среды»? Да хоть в каком-нибудь музее. Нет? А перепутать адреса с точностью до города? А украсть ценную картину из галереи? Или ограбить инкассатора? Или угнать автомобиль, продать его и перечислить деньги детдому? Хотя бы просто — очаровать женщину-директора компании, в которой вы — всего лишь начальник отдела?

Видите? Ситуации нереальны, сюжеты надуманы, но режиссерский гений превращает их в реальность. Мы верим ему, верим, что такое возможно. Ведь в фантастических ситуациях герои ведут себя реально, буквально так, как могли бы действовать мы.

Рязанов — режиссер-фантаст. Его родство с братьями Стругацкими неочевидно, но несомненно. Ведь писательский дуэт тоже брал реальных людей и помещал их в нереальные миры. И все они, — и Эльдар Александрович, и Аркадий с Борисом — потрясающе точно сочетали нас живых с выдумкой.

Не верите? Тогда попробуйте вспомнить фильмографию Рязанова. Заметьте — ни одной реальной ситуации, все сюжеты могли бы случиться в жизни, но… не случались. И кинокартины разлетелись на цитаты, потому что стали частью нашего бытия. Рязанов создавал мифы, снимал другие миры, делал то, что большинству других режиссеров недоступно просто в силу их ограниченности — давал нам почувствовать себя другими, лучшими, откровенными и успешными, оставаясь при этом лукавыми и в чем-то даже беспомощными.

Вот это и есть «след Гения» — показать, что мы способны на большее, чем просто быт и рутина. И это — суть харизмы Мастера. За это мы и будем помнить Эльдара Александровича Рязанова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *